НТБУ: Научно-техническая библиотека универсальная НТБУ: Научно-техническая библиотека универсальная
Научно-техническая библиотека универсальная
ntbu.ru: НТБУ
Начало сайта / Литературное творчество ученых
Начало сайта / Литературное творчество ученых

Теория относительности

Человек и общество

Литературное творчество ученых

Образование

Кант

Евгений Смотрицкий, перевод с немецкого

Кант, пожалуй, самый значительный и самый влиятельный философ со времен Аристотеля, провел почти всю жизнь в городе, в котором родился – Кенигсберге. Говорят, что профессор – закоренелый холостяк, совершал свой ежедневный моцион стол регулярно, что домохозяйки сверяли свои часы, когда он проходил мимо их окон. Этот анекдот все же проливает свет на действительный факт, что Кант не был неким бравым искателем приключений, человеком, без особого интереса к музыке или искусству, но с большой страстью к математике, логике и естествознанию. Кант утверждал в своем сочинении, что он открывал и разъяснял универсальные принципы мышления, так как они действительны для всего человечества всех времен.

Влияние Канта связано в первую очередь с первыми двумя из трёх его «Критик» – грандиозной и трудно понимаемой «Критикой чистого разума» (1781), в которой он ставит себе цель открыть и оправдать принципы объективной оценки действительности, а также более краткой и более ясной «Критике практического разума» (1788), в которой он пытается привести рациональное оправдание для моральных суждений. «Критике способности суждения» (1790), которая рассматривает главным образом идеи красоты и целесообразности, уделяется меньше внимания. По мнению Канта метафизика, вследствие того, что она при столкновении рационалистов (см. Лейбниц) и эмпириков (см. Юм) была загнана в тупик, приобрела дурную славу. Рационалисты утверждали, что метафизические суждения – фундаментальные принципы, на которых базируется все знание, – известны лишь разуму и только им обосновываются. В противоположность этому эмпирики придерживались взгляда, что человеческое сознание есть чистая доска или «tabula rasa», которая лишь ждет того, что ей будет сообщено чувственным опытом.

Гений Канта нашел путь, который соединяет оба противоположных взгляда. Фундаментальное достижение вытекало из вопроса, какие необходимы предпосылки для того, чтобы вообще познавать? Кант приводит доказательство того, что у человека, который желает интерпретировать мир, разум должен накладывать некоторую структуру на данные чувственного опыта. Кант попытался определить эту структуру при помощи 12 фундаментальных понятий разума, которые он назвал категориями: единство, множество, всеобщность; реальность, отрицание, ограничение; субстанция, причинность/действие, взаимодействие; возможность, бытие, необходимость. Эти категории находят применение в пределах только определенных пространственных и временных рамок. Кант утверждал также, что человек как субъект эти категории, а так же пространство и время, которые он называл «формы созерцания», налагает на феноменальный опыт, для того чтобы с ним вообще можно было как-то обращаться. Это Кант с гордостью называл своим «коперниканским переворотом». Как Коперник, который общепринятое представление о вращении Солнца вокруг Земли поставил с ног на голову, Кант решил проблему, как разум получает знание из опыта, допустив, что разум посредством определенных категорий сближается с опытом, для того чтобы порождать знание. Это представление впоследствии оказало большое влияние на феноменологию и гештальтпсихологию ХХ века.

Как Кант в своей первой «Критике» открыл законы мышления, так в своей второй «Критике» он утверждает, что он открыл всеобщий моральный закон, который он называет «категорическим императивом». Категорический императив находится в контрасте с так называемым «гипотетическим императивом». Последний есть просто те правила, которым должно следовать, когда добиваются определенных результатов. Если хочешь от своего соседа уважительного отношения, так и ты должен относиться к своему соседу с равным уважением. Но подобного рода императивы никогда не могут оправдывать мораль, считает Кант, поскольку, если не заботиться о последствиях, от них можно с таким же успехом отказаться. Мораль можно оправдать только как следование некоему категорическому императиву, правилу, которое нельзя нарушать, если руководствуешься разумом.

Кант приводит много формулировок этого правила, первая из которых звучит так: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла всегда стать и принципом всеобщего законодательства». Этот категорический императив есть, в сущности, выражение часто слышимого морального упрёка: «Что, если бы все так поступали?» Кант осознавал, что некоторые моральные правила, если они принимаются серьезно, могут неразумно нарушаться. Допустим, что кто-то нарушил обещание; вдруг он останавливается и думает об императиве Канта: «Могу ли я хотеть, чтобы нарушение обещания стало общепринятым всеобщим законодательством?» Согласно Канту, ответ звучит «Нет», поскольку только исходя из предпосылки, что чаще всего люди выполняют свои обещания, практика обещаний вообще имеет смысл. Значит неразумно исходить из того, что каждый должен нарушать свое обещание, и оттого, по Канту, для нас, как для мыслящих существ, возникает долг выполнять наше обещание.

 

Ранее опубликовано:

  1. Philip Stokes. Philosophen. 100 große Denker und ihre Ideen. Von der Antike bis heute. Gondrom, 2003.
  2. Philosophy. 100 Essential Thinkers. Arcturus Publishin Limited, London, 2002.

Дата публикации:

8 мая 2004 года

Электронная версия:

© НТБУ. Литературное творчество ученых, 1999