НТБУ: Научно-техническая библиотека универсальная НТБУ: Научно-техническая библиотека универсальная
Научно-техническая библиотека универсальная
ntbu.ru: НТБУ
Начало сайта / Человек и общество
Начало сайта / Человек и общество

Теория относительности

Человек и общество

Литературное творчество ученых

Образование

Что сначала: жизнь или разум

Юрий Власов

Рецензия

28 марта 2016 года доктор физико-математических наук Полищук Ростислав Феофанович (Физический институт им. П.Н. Лебедева РАН) на мой материал ответил: «Уважаемый Юрий Павлович, спасибо за материал. Ваша статья полезна как популярный текст. Надеюсь на написание Вами расширенной, исправленной и дополненной публикации, учитывающей массив литературы на данную тему с желательным новым Вашим шагом вперёд или хотя бы с учётом и популяризацией уже достигнутого уровня понимания феномена жизни».

1

Живой мир нашей планеты состоит из различных классов и других разделов и подразделов их классификации. Эти существа очень различны по формам, размерам, среде обитания и по характеру поведения. Большая часть живых существ в настоящее время несопоставима с первоначальными организмами, хотя простейшие одноклеточные организмы существуют и поныне. Живой мир разделился не только внешне, но и по своему интеллекту. Часть этих существ достигла уровня развития, которое допускает возможность обучения тому, что не передалось генетически. Это относится к млекопитающим, птицам, возможно и к другим видам живого. Многие из них после появления на свет обучаются приёмам и правилам поведения в этом мире. Они воспринимают информацию от родителей, а в дальнейшей жизни приобретают опыт, т.е. новые знания. Процесс приобретения новых знаний может осуществляться при наличии соответствующих органов в организме, их связи между собой и способности их к работе – воспринимать, запоминать, перерабатывать и использовать, в т.ч. по новому назначению.

Человек выявился из мира животных благодаря удачной комбинации элементов в структуре наследственного аппарата, определяющего построение организма. Это обеспечило появление анатомических особенностей, характеризующих человека и появления у него сознания при общении с другими осознающими себя носителями знаний. У всех остальных животных чего-то недостаёт или выполнено не так, что препятствует появлению у них сознания. Тем не менее, многие животные обладают значительным объёмом знаний, умеют применять их в своей жизни и этим удивляют и озадачивают людей.

В одной телепередаче о животных сотрудница организации, в которой содержатся обезьяны, рассказала, что однажды одной обезьяне во сне на её тело наклеили бумажку таким образом, что она не могла её видеть. Тем не менее, эта обезьяна, через некоторое время, смотрясь в зеркало, обнаружила эту бумажку и сорвала её. То есть она поняла, что в зеркале видит себя, а не какую-то другую обезьяну. Если это действительно так, то нужно признать, что эта обезьяна проявила себя как существо, отделяющее себя от других обезьян, увидела «себя со стороны», восприняла критически, т.е. осознала сама себя. По-видимому, это произошло на какое-то время.

Мы видим большое разнообразие современных организмов и зачастую сложность их поведения. И совершенно непонятно как началась жизнь вообще, как она возникла из простых элементов – атомов. Существующая теория Опарина А.И. за 90 лет экспериментально не дала значимых результатов. Споры увяли, проблема «застыла».

В 2015 году написана брошюра, в которой предлагался к рассмотрению новый вариант возникновения жизни из неживых элементов. Эта брошюра была направлена в Научный совет РАН по астробиологии. Привожу суть этого предположения.

Чем сложнее структура, тем менее вероятно её самопроизвольное возникновение. В объёме, заполненном атомами водорода, углерода и кислорода более вероятно возникновение АШ ДВА О, чем ЦЕ ДВА АШ ПЯТЬ О АШ. Предполагаю, что специалист в области теории вероятностей может подсчитать вероятность возникновения и первого и второго соединений, поэтому возможно сравнение вероятностей.

Уже сейчас существуют ЭВМ, способные играть в шахматы на уровне мастеров и гроссмейстеров. Это значит, что машина «знает» цель, знает «что надо делать» для достижения цели, выбирает варианты своих действий с учётом предыдущих и предполагаемых ответных действий соперника. Устройство запрограммировано на достижение цели людьми, создавшими машину, но путь к цели машина выбирает самостоятельно, учитывая ходы противника, в т. ч. предполагаемые. (Замечу, что процесс выбора вариантов ходов очень похож на процесс мышления, если это не он и есть).

Наряду с «шахматными» машинами сделаны ЭВМ, создающие музыку. Их работа не предполагает какой-либо конечной цели как в предыдущем случае. Устройство «просто» самостоятельно выбирает звук за звуком, руководствуясь каким-то принципом. Результатом является музыка, соответствующая этому принципу.

Как аналогия такой ЭВМ предлагается к рассмотрению структура, способная создавать сложные устойчивые соединения из атомов и возникшая самопроизвольно. Такая структура могла появиться в месте большого скопления элементов, способных к образованию связей между собой подобно тому, как вырастает кристалл. Может быть, имеется родственная связь между результатом этого процесса и теми вирусами, которые вне клетки имеют форму кристаллов. Похоже, что кристаллы находятся на границе, где начинается живое. При этом диапазон параметров условий возникновения и существования такой структуры может быть достаточно широким, например, где-то в межзвёздном пространстве или на поверхности какой-либо планеты. Это в отличие от белковых тел, для которых требуются довольно узкие диапазоны температур, давлений и других условий среды.

Такое предположение основывается на факте создания «музыкальных» ЭВМ и отсутствии факта создания живого из неживых элементов – наверно живое сложнее. Между такой ЭВМ и предполагаемой структурой (назовём её «Солярис») просматривается аналогия: у ЭВМ результат соответствует музыкальной гармонии, установленной человеком, у Соляриса результат соответствует сложным конструкциям из атомов, способных к соединению. ЭВМ выбирает соответствующие звуки, Солярис соединяет атомы и какие-то из них случайно образуют большие соединения. За миллиарды лет могло появиться соединение, имеющее свойства живого. То есть их действия по выбору элементов (звуков и атомов) функционально аналогичны.

Как аналогию с процессом возникновения живого представим процесс беспорядочного движения больших количеств кирпича. Какой должен быть уровень интеллекта для размещения их не произвольно (навалом), а, пользуясь формой кирпича, укладывать их в кладку, пусть бессмысленную и бесформенную, но кладку? Тогда со временем возможно появление какой-то формы. (У Соляриса предполагается интеллект такого уровня).

Почему живое из неживых элементов до сих пор не создано, а «музыкальная» ЭВМ, имеющая аналогию с Солярисом, изготовлена? Видимо потому, что простейшее живое сложнее «музыкальной» ЭВМ. Если такая ЭВМ и аналогичный ей Солярис проще того минимального, что можно назвать живым, то вероятность их стихийного возникновения выше, чем вероятность появления простейшего живого. То есть сначала возник Солярис, оказавшийся способным создавать сложные структуры из атомов. В результате его действий по соединению атомов случайно возникла белковая жизнь. Время для возникновения Соляриса и создания им живого, способного размножаться и эволюционировать, как полагают, составило 5...7 млрд лет.

Современная наука ищет пути возникновения живого за счёт непосредственного соединения атомов, находящихся в каких-то особых условиях. Предлагается другой путь, и он представляется более вероятным. Это может быть доказано расчётом вероятности, подобным расчёту Ф. Хойла, определившему вероятность самопроизвольного возникновения жизни во Вселенной. У него получилось, что времени для реализации такой вероятности должно быть больше чем время существования Вселенной. Оппонент Хойла австралийский биохимик Я. Мусгрейв возражал, ссылаясь на свойства атомов проявлять «предпочтения» при образовании связей друг с другом. Эти сведения известны из нескольких источников, получены из интернета.

Что вероятнее: случайное возникновение живого как результат движения атомов в необходимых для существования жизни условиях? Или случайное возникновение в более распространённых в Природе условиях структуры, способной управлять движением атомов? Сразу из хаоса зародилась жизнь или из хаоса возникла только структура, а потом жизнь как результат её действий? Какое самозарождение сложнее? Жизнь, способная размножаться и эволюционировать или структура, способная создавать сложные конструкции из атомов?

Чем проще – тем вероятнее. Но допустим, что вероятности самозарождения живого и структуры равны. Тогда почему живое создать люди не могут, а «музыкальную» ЭВМ, как аналог предполагаемой структуры, случайно создавшей жизнь, сделали? Возможно эта ЭВМ ещё не Солярис, но подобна ему.

Если расчёт вероятности возникновения Соляриса не подтвердит возможность его образования, то остаётся принять следующее: в конце концов, за миллиарды лет могло произойти и «чудо» – то есть естественное стечение таких событий, обстоятельств и результата в движении частиц вещества, которые случайно образовали такую структуру где-то в Космосе. Или саму белковую жизнь в подходящих для неё условиях. Предполагаю, что такое стечение, в результате которого образовался Солярис более вероятно, чем стечение, в результате которого возникла белковая жизнь. Это можно проверить только расчётом вероятностей их возникновения.

В защиту предлагаемой идеи привожу другой маловероятный случай, представленный как имеющий место быть: в книге И.Л. Андреева «Происхождение человека и общества» (издание второе, переработанное и дополненное, Москва, «Мысль», 1988) на стр. 32 написано: «...и особенно открытый недавно французскими учёными феномен действия естественного атомного реактора в Окле (Африка), образовавшегося миллионы лет назад...». На стр. 94 это упоминается во 2-й раз. Этот «феномен» является примером для решения проблемы возникновения жизни.

Если разум небиологической природы в будущем будет создан искусственным путём, а живое из неживого создано не будет, то это явится доказательством того, что живое сложнее разума. Поэтому естественное возникновение небиологического разума в каких-то условиях более вероятно, чем естественное возникновение в более «узких» условиях чего-то живого. Да, парадокс есть – сначала появился какой-то ничтожный разум и только потом сама жизнь?! Но почему существуют парадоксы? Видимо потому, что они отражают все возможные проявления характера Вселенной.

Если изложенная здесь идея будет рассмотрена и будет иметь право на существование, то тогда следует признать, что жизнь явление случайное – она могла и не возникнуть. Поэтому можно считать возникновение жизни маловероятным проявлением материи – естественным чудом. Это утверждение противоречит представлению о неизбежности возникновения жизни во Вселенной, которого многие придерживаются. Однако, скорее всего такое предположение аналогично представлению о Земле как о центре мира, о беспредельности познания и совершенствовании человека, о бесконечном развитии человечества и прочих идеалах, созданных людьми, что свойственно их природе.

Автор понимает, что его предположение основано только на логических рассуждениях, связывающих отдельные существующие факты. Каких бы то ни было практических наблюдений или экспериментов для подтверждения этого предположения не проводилось. В этом вопросе возможна только вероятностная оценка, для чего требуется проведение расчётов. Создатель классической электродинамики Джеймс К. Максвелл когда-то сказал: «Истинная логика нашего мира – это подсчёт вероятностей».

Возможно ли спонтанное соединение большого числа атомов в упорядоченную структуру? Да, возможно – это кристаллы. Возможно ли появление у такой структуры достаточно больших размеров каких-то новых качеств? Да, по закону перехода количества в качество. Какие качества могли появиться при достижении размеров, соответствующих этому? Могло ли появиться примитивное мышление, какие-то потребности? Предполагаю, что по закону перехода могли.

Могли ли потребности удовлетворяться? Что должна представлять собой такая структура? Почему некоторые вирусы вне организмов имеют форму кристаллов? Достаточен ли уровень интеллекта существующих ЭВМ за миллиарды лет случайно создать конструкцию из атомов, которая получила бы свойства живого? Если такого уровня недостаточно, то далеко ли до него?

Предполагаю, что ответы на эти вопросы могут дать специалисты соответствующих направлений в математике, физике, химии, биологии, философии...

2

В 30-х годах XX века возникла наука о поведении животных (здесь под животными подразумеваются все живые существа (кроме человека)). Многое уже изучено и объяснено. Установлено, что большинство диких и домашних животных в разной степени социальны, в их среде (стаде, стае и т.п. «коллективах») существует иерархия, которая ими признаётся, иногда там происходит борьба за место и не только за место вожака. Это замечено среди млекопитающих, птиц и даже рыб. Существует порядок поведения при возникновении «брачных» отношений, а также при выращивании потомства. У людей зачастую вызывает удивление отношений в среде животных между «супругами» и детьми. Всё это напоминает человеческое общество и усиливает теорию о нашем происхождении. Установлены факты, которые трудно объяснить или совсем не объясняются.

В книге лауреата Нобелевской премии Конрада Лоренца «Кольцо царя Соломона» (Знание, 1978) описаны невероятные случаи поведения рыбок. Привожу их с некоторыми сокращениями (до пункта 3 эту часть можно пропустить).

Каждый вечер, прежде чем молодые достигнут возраста нескольких недель, они с наступлением сумерек возвращаются к гнездовой камере, в которой провели раннее детство. Мать стоит около входа в гнездо и собирает молодых около себя. Затем она подаёт особый сигнал движением своего плавника. В ответ на это молодые собираются под матерью и послушно опускаются в отверстие гнезда.

В это время отец обыскивает аквариум в поисках запоздавших. Он не тратит времени на уговоры, а просто забирает их в свой просторный рот и, подплыв к гнезду, «выплёвывает» во входное отверстие. Большинство молодых находилось уже в гнезде, возле которого дежурила самка. Когда я бросил на дно кусок дождевого червя, она отказалась от еды. Отец, в величайшем возбуждении сновавший взад и вперёд в поисках «прогульщиков», отвлёкся от выполнения своих обязанностей, соблазнившись отличным задним концом червя. Он схватил половину червя... Самец принялся жевать свою добычу и в этот момент увидел молодого... Самец вздрогнул как ужаленный, бросился вдогонку за маленькой рыбкой и затолкал её в уже наполненный рот. Рыба держала во рту две совершенно различные вещи, одну из которых она должна была отправить в желудок, другую – в гнездо. Как она поступит? Самец стоял неподвижно, с полным ртом, но не жевал. Если я когда-нибудь полагал, что рыба думает, то именно в этот момент. Замечательно, что рыба может найтись в подлинно сложной ситуации, и в этом случае она вела себя именно так, как вёл бы себя человек, будь он на её месте. Несколько секунд она стояла неподвижно... Потом она разрешила противоречия способом, который не может не вызвать восхищения: она выплюнула всё содержимое на дно аквариума. Червь упал, и маленькая рыбка последовала за ним. Затем отец решительно направился к червю и неторопливо начал есть его... Покончив с червём, самец взял малька и отнёс его домой к матери.

Там же К. Лоренц описывает поведение двух пар, из которого явствует, что эти рыбы различают друг друга в «лицо» и отдают кому-то из них предпочтение. В аквариуме с пятью молодыми рыбками двое достигли возраста брака, образовали пару и поселились в своём углу. Они как пара превосходили в силе любую другую рыбку и «перегоняли с места на место» остальных трёх рыбок. Достигший возраста брака второй самец «делал вылазки с явным намерением похитить жену соседа. Однако все его попытки были безрезультатны... Каждый раз, когда он пытался ухаживать за самкой, она отвечала ему таранящим ударом ...Потом ещё одна самка надела наряд новобрачной... Но... Вторая самка оказывала очень мало внимания самцу номер два, как и он ей. Они просто игнорировали друг друга. Самка номер два всё время пыталась приблизиться к самцу номер один. Когда тот после очередной военной вылазки уплывал в свои владения, она следовала за ним в характерной позе, которую обычно принимает самка, приглашаемая в гнездо. Судя по той свирепости, с какой его жена нападала на приближающуюся соперницу, она уяснила обстановку весьма отчётливо... Таким образом, самец и самка номер два не существовали друг для друга, и каждый смотрел только на представителя другого пола из счастливой супружеской пары...».

Пересаженные в другой аквариум вторые номера «нашли утешение в обществе друг друга и образовали пару. Обе самки выметали икру в один и тот же день». Через некоторое время автор поменял самок местами. «Самец номер два принял самку номер один сразу же... В другом аквариуме дела приняли совершенно иной оборот. Совершенно противоположным было поведение самца. В то время как самец номер два принял новую самку дружеской церемонией, самец номер один продолжал настороженно охранять выводок, отказался принять помощь самки и в следующий момент обрушил на неё бешеный таранящий удар. Что же произошло? Самец, который получил «более симпатичную» самку принял замену с удовлетворением; другой же, помещённый с первоначально отвергнутой им самкой, был взбешён...».

В той же книге К. Лоренц подробно описал жизнь галок, которых он долго содержал и изучал. Привожу значащие для этой темы эпизоды в сокращённом виде:

Каждому птицеводу известно, что даже среди недалёких обитателей птичьего двора существует определённый порядок, в соответствии с которым каждая птица опасается других, стоящих выше её на общественной лестнице. После нескольких ссор, которые совсем не обязательно оканчиваются дракой, каждой птице становится известно, кого она должна бояться и кто должен оказывать ей уважение. В поддержании «порядка клевания» решающее значение имеют не только физическая сила, но также смелость, энергичность и даже самоуверенность отдельных особей. В каждом искусственном сборище животных, мало склонных к социальному образу жизни, особь, занимающая самое низкое положение, будет жестоко и беспощадно третироваться всеми и каждым в отдельности.

Немногие птицы – более того, немногие высшие животные (колониальные насекомые – явление совершенно другого порядка) – характеризуются столь высокоорганизованной общественной и семейной жизнью, как галки. Споры из-за места на общественной лестнице в галочьей колонии существенным образом отличаются от разногласий на птичьем дворе.

...особи, занимающие в колонии самое высокое положение, особенно сам деспот, не проявляют агрессивности в отношении птиц, стоящих много ниже их; они испытывают постоянное раздражение лишь к своим непосредственным подчинённым. Сказанное особенно касается деспота и претендента на трон – птица номер один и номер два. Галки самой высокой касты весьма снисходительны к себе подобным, занимающим низшее положение, и рассматривают их не более как песок у своих ног. Однажды я был свидетелем свержения тирана, правившего в моей колонии. Переворот произвёл возвратившийся странник, который за время своего отсутствия за лето потерял уважение к своему правителю и добился его поражения в первой же схватке. Он вернулся домой сильный духом, возбуждённый своим путешествием... Его победа была замечательна по двум причинам: во-первых он не был женат и сражался один против старого правителя и его супруги; во-вторых победителю было полтора года от роду, тогда как побеждённый и его жена были старше его...

Переворот имел свои последствия: «...маленькая хрупкая самка, занимающая низкое положение, подходит к спокойно кормящемуся старому тирану и вдруг принимает позу самовосхваления, в то время как крупный самец тихо и без сопротивления уступает ей своё место. Вслед за этим я заметил недавно вернувшегося героя...» – продолжает автор. «Сначала я подумал, что свергнутый деспот настолько подавлен, что позволяет запугивать себя другим членам колонии, в том числе и упомянутой самке. Однако это предположение оказалось ложным: побеждённый навсегда остался вторым по старшинству. Что же касается победителя, то он, вернувшись домой, влюбился в молодую самку, и они были публично помолвлены... Поскольку у галок супруги всегда поддерживают друг друга во всех конфликтах, а в семье не существует «порядка кормления», то они автоматически получают равные права и во всех столкновениях с другими членами колонии. Таким образом, жена по необходимости, поднимается до положения своего мужа».

Но и это ещё не всё. «Необычным является не сам факт повышения «в звании», а удивительная быстрота, с которой распространилась весть о том, что маленькая самочка, дотоле третируемая восьмьюдесятью процентами членов колонии, стала «супругой президента», и отныне самое неприятное, что ждёт её, – это неодобрительные взгляды других галок. Но ещё более любопытно то обстоятельство, что птица, повысившаяся в звании, знает о своём продвижении! Если животное становится робким и опасливым после своих неудач – за это ему немного чести; но понимать, что опасности миновали, и встретить эту перемену с соответствующим случаю запасом оптимизма – здесь есть над чем задуматься.

Наша маленькая галочка уже по прошествии сорока восьми часов знала, что она может себе позволить, и мне неприятно говорить, насколько она стала пользоваться своими новыми правами. Птица эта совершенно лишена была той благородной, можно сказать, великолепной терпимости, которую галки высших каст проявляют к нижестоящим. Она пользовалась каждым удобным случаем, чтобы унизить своих недавних сюзеренов; она не довольствовалась принятием важных поз, как это делают высокопоставленные галки, издавна занимающие привилегированное положение. Нет, у неё всегда был наготове действенный и злобный план нападения. Одним словом наша галка вела себя крайне вульгарно.

Вы считаете, что я очеловечиваю животное?» – задаёт вопрос К. Лоренц и далее продолжает: «Вероятно, Вам неизвестно одно обстоятельство: те элементы нашего поведения, которые мы привыкли называть человеческими слабостями, в действительности почти всегда являются свойствами предчеловеческими, иными словами – общими для нас и для высших животных. Я не приписываю по ошибке человеческие свойства животным: как раз наоборот, я демонстрирую то огромное наследство, которое мы получили от животных и которое живёт в нас и по сей день. И если я говорю прямо, что молодой самец влюбился в галочку-самку, то тем самым не облекаю животных в человеческие одежды, напротив, я вскрываю остатки инстинктивного поведения у человека, полученные нами от животных». В этой книге К. Лоренц приводит аналогичные сведения из жизни птиц, выявленные другими учёными.

Автор доказывает правомерность применения им слов «помолвка, любовь, брак» к отношениям животных: «...галки достигают почти такого же предельного возраста, как человек ...галки заключают помолвку на первом году жизни, а в брак вступают на втором, так что их супружеский союз существует длительное время, возможно, даже более длительное, чем у человека». У других продолжительность брака может быть различной: от воспитания одного потомства до многих лет.

К. Лоренц был свидетелем многих галочьих обручений, и многие браки проходили перед его глазами, но лишь одна пара распалась ещё во время помолвки. Приведу эту историю в пересказе.

Причиной распада явилась юная леди, птица необычайно живого темперамента, чей любовный роман с его счастливым концом явился прямой противоположностью трагической истории, случившейся с серой гусыней (описано в другой книге). Царствующий деспот обручился с прекраснейшей из всех избранниц. Второй самец тоже делал ей официальное предложение, но вскоре оставил надежду и обручился с крупной самкой. Эта помолвка привела к тихой и вялой привязанности, не столь волнующей как «великая любовь» деспота и его избранницы. В этой колонии жила юная леди, которая ещё не думала о юношах – не наступила пора половой активности. Но вскоре она появилась на сцене, и её дебют был столь же импульсивным, сколь и неожиданным. До этого она была маленькой и занимала низкое положение на иерархической лестнице. С человеческой точки зрения она казалась не такой хорошенькой. Но было в ней что-то такое... Она влюбилась во второго самца и любовь её оказалась гораздо более пылкой, чем та, что могла дать своему супругу его самка.

Автор (К. Лоренц) однажды был свидетелем того как этот самец милостиво позволил своей самке, сидящей от него слева, перебирать его шейное оперение. Внезапно никем не замеченная юная леди опустилась примерно в ярде от нашей четы, бросая на любовников напряжённые взгляды. Вслед за этим она медленно и осторожно бочком подкралась вплотную к нему и ежеминутно готовая взлететь вытянула шею и принялась ласкать оперение самца. Тот не замечал, что две дамы с разных сторон совершают его туалет. И его самка не видела соперницы, поскольку между ними был самец, который распушил все свои перья и от этого казался ещё более крупным. Так длилось несколько минут, пока самец не приоткрыл правый глаз и увидел чужую, сидящую вплотную к нему, и ударил её клювом. В ту же секунду его самка увидела соперницу, скачком перемахнула через самца и с лютой ненавистью кинулась на юную леди. Возможно, самка уже знала о серьёзности намерений маленькой соперницы и оценила всю остроту ситуации. К. Лоренц говорит, что больше не видел такой ярости, с какой одна галка преследовала бы другую. Но маленькая превосходила её в искусстве пилотажа. Отчаявшись догнать и наказать соперницу, самка опустилась около своего наречённого, едва переводя дух. А соперница, явившаяся в ту же минуту, казалась свежей и собранной.

В ухаживании юной леди было больше упорства, чем хитрости и утончённости. Она преследовала парочку день за днём, на земле и в воздухе, не давая им ни минуты передышки, однако держалась на расстоянии, достаточном, чтобы не провоцировать лишних ссор. Но как только чета устраивалась в интимной близости, наша леди была тут как тут и ждала, когда самка начнёт причёсывать голову своего возлюбленного. Вода точит камень. Со временем самка стала менее свирепа к сопернице, а он стал не против ухаживаний их обеих. В результате обе могли ласкать его, и однажды автор заметил, что самка прервала это занятие и улетела, а самец остался с её соперницей. Отношения этих троих изменялись постепенно в сторону охлаждения самца к первой и усиления благосклонности к новой подруге. Иногда между самками возникали поединки. Самец, по-видимому, вступал в противоречие с самим собой, пытался угрожать новой поклоннице, но ничего не делал, а однажды автор видел, как он принял подобие угрожающей позы перед первой самкой. Его замешательство казалось совершенно очевидным. В конце концов, самец и его новая пассия, исчезли. Трудно поверить, что две зрелые птицы одновременно явились жертвой несчастного случая. Несомненно, что они улетели вместе. Поведав эту историю, К. Лоренц делает вывод, что эмоциональный конфликт для животных столь же мучителен, как и для человека.

3

Редко, но случается, что в минуту смертельной опасности дикое животное будет искать защиту у людей, возможно поступая по принципу выбора меньшего из зол. Но это для сохранения своей жизни. Однако есть птица, которая обращается за помощью для получения лакомства. В книге французского биолога профессора Реми Шовена «От пчелы до гориллы» (Москва, 1965) представлена информация о медоуказчике, который очень любит мёд, умеет находить гнёзда пчёл, но не решается сам подступиться к мёду (и пчёлам). Обнаружив где есть мёд (и пчёлы) он «принимается виться вокруг человека и при этом так кричит и такое вытворяет, что не понять нельзя: он требует, чтобы за ним следовали. Стоит сделать вид, что вы идёте за птицей», – пишет автор, – «она понесётся к гнезду, но скоро вернётся проверить, идёте ли вы туда, куда вас зовут. Когда человек подходит к гнезду, возбуждение птицы достигает предела: она подлетает то к гнезду, то к человеку и заливается во всю мочь. После того как гнездо обобрано, в сотах всегда остаётся достаточно мёда, чтобы угостить указчика». Наверняка он потребляет мёд как лакомство, и не питается только им. Когда нет человека, птица пользуется услугами барсука или медведя, которые прекрасно понимают, куда она гнёт и охотно следуют за ней.

В своей книге «Пароль скрещенных антенн» (Москва, 1967) И.А. Халифман, под редакцией и с предисловием которого вышла книга Р. Шовена, указывает другую цель этой птицы, однако поведение её для достижения цели становится ещё менее объяснимым. Р. Шовен замечает, что биологи «теряются в догадках относительно эволюционного механизма, который привёл к столь поразительным результатам». Действительно, как такие отношения могли возникнуть? В результате случайного изменения в структуре хранения наследственности, приведшего к появлению птиц с такими странными свойствами? Теоретически это возможно, но маловероятно. Откуда им знать, как лакомиться мёдом? Кто научил их этому? Если это записано в их генах, то, как такое могло там «записаться»?

Вышеизложенные отношения живых существ по-человечески нам понятны. Но вот у насекомых, существующих многие миллионы лет, поведение, формы и размеры тел, а также организация их жизни значительно отличаются от других животных. Общественные насекомые существуют в целостных системах и ведут слаженную практически механизированную жизнь. За миллионы лет своего существования они освоили строительство жилья для всех членов семьи, организованно делают запасы корма на всех, разделены по специализации выполняемых действий, не проявляют индивидуальных черт, не проявляют действий, противоречащих заведённому порядку, своими действиями образуют единый слаженно действующий организм.

Отдельная пчела в разные периоды своей жизни выполняет определённые виды работ по потребности колонии. Лишь две-три недели пчела летает за взятком. И вот оказалось, что пчела, обнаружившая местонахождение нужного пчёлам корма, передаёт другим пчёлам, куда и далеко ли надо лететь за ним. Установлено, что информация о месте нахождения корма передаётся посредством танца пчелы, обнаружившей корм. Этот танец представляет собой подобие окружности с диагональю. (В книге Р. Шовена названо восьмёркой). Пчела движется по одной полуокружности, затем по диагонали и далее по другой полуокружности. Это повторяется много раз. Имеет значение направление движения пчелы – вверх по диагонали и вниз по полуокружностям или вниз по диагонали и вверх по полуокружностям. А также угол наклона диагонали к вертикали. Этим углом пчела задаёт направление пути к корму относительно солнца. При этом указывается направление с точностью до нескольких градусов. «Расстояние передаётся ритмом танца. Он тем медленнее, чем дальше находится корм, и это соотношение соблюдается довольно точно для расстояния приблизительно в 1 километр, в пределах которого пчёлы чаще всего летают за взятком».

Привожу некоторые сведения из этой книги. 1) «Оказалось, что при попутном ветре в танце будет указано расстояние меньшее, чем в действительности; зато в случае встречного ветра оно будет преувеличено... Из этого был сделан вывод, что указание относится не столько непосредственно к расстоянию, сколько к определённой затрате мышечной энергии, необходимой для того, чтобы покрыть его».

2) «Отто (исследователь пчёл) изменял время полёта от улья или к улью, перенося пчелу, пока она тянула сироп из мисочки, на более далёкое от улья расстояние. После этого длина обратного пути становилась совсем другой, чем длина пути от улья к взятку. В таком случае в танцах будет указано расстояние, соответствующее среднему арифметическому всех длин путей, проделанных туда и обратно».

3) Когда медосбор обилен «...плясуньи (пчёлы) выделывают свои пируэты в улье в течение многих часов. Всё происходит в самой глубине колонии, в темноте, и они никак не могут видеть перемещений солнца, а между тем дают неизменно правильные указания: угол наклона восьмёрки (диагонали) в танце изменяется точно в соответствии с положением солнца. Такие танцы могут продолжаться целый день. Время от времени сборщицы мёда приближаются к этим неустанно кружащимся на сотах «танцующим часам», узнавая по ним направление, в котором следует лететь за кормом».

4) «А что происходит, когда солнце находится в зените? Тогда, конечно, пчёлы не могут определить направление, и сборщицы прекращают полёты; если в такой момент перенести пчёл из улья на плошку с мёдом, они по возвращении в улей окажутся совершенно дезориентированными, и так будет до тех пор, пока солнце не отклонится от зенита хотя бы не 2 градуса и 5 минут. Глаз пчелы в состоянии измерить даже такой малый угол».

5) При переселении пчёл в южное полушарие установлено: «...по их поведению будет заметно, что они дезориентированы, но пройдёт четыре-пять недель, в семье появятся молодые пчёлы, никогда не видевшие солнца в северном полушарии, и всё придёт в норму».

В главе о пчёлах Р. Шовен высказывает мысль, что «...семья представляет собой подобие настоящего организма, а пчела – это как бы одна из его клеток», и даже делает сравнение пчелиной семьи с электронно-вычислительными машинами, предполагая соединение тысяч ферритовых колец для получения памяти ЭВМ: «соединив кольца надлежащим образом можно создать из них орган машинной памяти. Тысяча элементов приобретают ценность и значение, какими ни в какой мере не обладали ни десяток их, ни сотня. Предположите теперь, что у маленьких ферритовых колец выросли ножки, что они умеют передвигаться и что они лишь в особых случаях соединяются и образуют единое целое: вы получите машину, во многом сходную с пчелиной семьёй». И далее: «Понятно, простая аналогия... не может служить веской аргументацией, но есть в ней некая внутренняя очевидность, которая делает её в наших глазах довольно правдоподобной».

4

Доктор биологических наук Н.Н. Медведев в книге «Беседы по биологии пола» (Минск, 1976) привёл обоснование деления клеток организмов зависимостью между величиной объёма шара и величиной его поверхности.

По мере роста клетки её объём увеличивается быстрее площади её поверхности. Вследствие этого процессы диффузии, как способ доставки в клетку питательных материалов и распределения их в цитоплазме, а также выведение из неё продуктов обмена становятся всё более замедленными, и потому менее эффективными. В результате в клетке создаются такие условия, при которых её деление на две дочерние является необходимым для восстановления процессов жизнедеятельности на постоянном, наиболее экономном энергетическом уровне.

Являются ли размеры клетки единственным «сигналом» её готовности к делению или для этого необходимы какие-то другие, дополнительные стимулы?

Был поставлен следующий опыт с одноклеточным организмом – амёбой. Незадолго до того, как амёба достигала тех размеров, когда должно было наступить её деление, от неё отрезали часть цитоплазмы. Амёба вырастала до первоначальных размеров, не обнаруживая признаков деления. Теперь от неё снова отрезали часть цитоплазмы, и амёба снова восстанавливала свои размеры до исходных. Такой операции амёбу подвергали ежедневно, в течение 4 месяцев, и за всё это время у неё не обнаружили никаких признаков деления. Контрольная амёба, с которой никаких операций не производили, успела за это время разделиться 65 раз. Результаты этого опыта показывают, что между размерами клетки и наступлением процесса деления существует определённая зависимость.

Другой опыт в том же направлении был поставлен в несколько иной модификации. Путём тщательных измерений многих амёб можно точно определить их размеры непосредственно перед делением. Каких результатов можно ожидать, если часть цитоплазмы амёбы удалить именно в этот момент её жизненного цикла? Опыты показали, что удаление части цитоплазмы амёбы теперь уже не в состоянии остановить начавшийся процесс деления, несмотря на то, что масса её цитоплазмы была в тот момент меньше нормальной. Очевидно, дан какой-то сигнал к делению клетки, и, коль скоро он дан, деление уже нельзя затормозить этой операцией.

Как можно объяснить приведённые факты поведения животных, причём очень разных? А неизбежность деления клетки, когда она не готова к этому? Окончательного объяснения этому нет, как нет объяснения происхождения жизни. Материалисты надеются, что ещё не всё изучено и когда-нибудь всё станет ясно. Другие убеждены: всё от бога. По проблеме изначального происхождения (откуда всё взялось?) в обществе возникло мнение, что «ни то, ни другое недоказуемо». Видимо аргументы в пользу и «того» и «другого» исчерпаны.

В своё время член-корреспондент АН СССР В.С. Троицкий, рассматривая вопрос о происхождении жизни в работе «Внеземные цивилизации и опыт», писал:

Химическая эволюция на планетах приводит к образованию сначала простых, затем сложных органических соединений, составляющих основу жизни. В какой-то момент происходит качественный скачок – образуется клетка с генетическим кодом, способная к самовоспроизведению. Это возникает жизнь, которая ещё через несколько миллиардов лет развивается до цивилизации.

Предполагается, что жизнь, т.е. клетка, способная к репликации, могла возникнуть однократно и одновременно во всей Вселенной на какой-то определённой фазе развития Вселенной в целом в достаточно узком интервале времени, составляющем ничтожную долю её времени жизни. При этом жизнь возникла только на тех планетах, где к этому времени создались необходимые физико-химические условия среды. Таким образом, предполагается, что ни ранее, ни позже определённого момента времени жизнь не возникала.

Эта гипотеза не менее произвольна, чем гипотеза непрерывного происхождения жизни. Скачок неживое – живое непонятен; ещё более непонятно, почему он может происходить всегда независимо от общего развития Вселенной.

Гипотеза непрерывного возникновения жизни базируется на представлении, что жизнь связана только со структурой молекул и их функцией. Однако возможно, что для объяснения жизни необходимо учитывать ещё структуру пространства и времени, которые определяются состоянием расширяющейся Вселенной.

Эта гипотеза предполагает решение проблемы происхождения жизни тогда, когда будет достигнуто понимание структуры пространства и времени в их крайних (и любых) состояниях, т.е. при познании новых, более общих законов Природы (Вселенной), что вряд ли осуществимо. (Об этом ниже). В пункте 1 представлен более простой вариант происхождения живого из неживых элементов.

Общая картина всех загадочных фактов в поведении живых существ вызывает ощущение внешнего влияния на процессы жизни в различных организмах. Проявляется это не всегда и не везде, но в отношении некоторых такое ощущение возникает. Кто или что может влиять и даже управлять поведением и процессами жизнедеятельности живых существ? Предлагаю рассмотреть такое же произвольное (как гипотеза Троицкого В.С.) предположение, но с изложением некоторых аргументов в защиту существования такого влияния.

5

Человеческий мозг, как аппарат познания мира, возник и формировался в соответствии с условиями своего существования. Мозг «наполнялся» информацией о своей среде обитания, т.е. он осваивал условия, необходимые для жизни, для выживания. Это продолжалось сотни тысяч лет и идёт до сих пор. До появления человека современного вида наши далёкие предки, жившие в пещерах, научились изготовлять орудия для своего труда, пользоваться огнём, строить жилища, шить одежду. Способность строить гнёзда и логова у животных передаётся инстинктивно, а у предков людей этого не было изначально. Возможно, они переняли это у животных, но догадались строить жильё под свои нужды. Использование огня могло начаться от пожаров; тогда им приходилось поддерживать огонь постоянно. Со временем огонь мог добываться с применением действий, аналогичных производимым при обработке камня. Начинало проявляться сознание и вместо сигналов (как у животных, выражающих их состояние), возникала речь. Со временем полученные знания родители могли передавать детям уже как люди – посредством слов, а это очень большой шаг для постижения мира.

В ряду существ, предшествовавших современному виду человека, последними были неандертальцы, непродолжительно жившие в то же время, что и сапиенсы. «При почти том же объёме головного мозга, что и у неандертальца, строение мозга у сапиенса коренным образом отличается в сторону высокого развития фронтального отдела и других участков, регулирующих поведение человека и определяющих его способности» (В.А. Ранов «Древнейшие страницы истории человечества», Москва, 1988). Поражения лобных долей человека приводят к нарушениям нервной системы, проявляющимися чаще всего в разрушении тормозящих реакций; человек становится злобным, буйным и поэтому неуживчивым в коллективе. Предполагается, что такими были неандертальцы, и это затрудняло их совместную жизнь и действия. Появившийся 40...35 тысяч лет назад хомо сапиенс имел объём мозга и речевой аппарат практически такой же, как у современного человека.

Наши предки совершенствовали свои орудия труда ещё до появления сапиенсов. Примерно 15 тысяч лет назад хомо сапиенсы разработали более совершенную технику обработки камня – отжимную, что является свидетельством поиска новых приёмов работы с камнем, т.е. свидетельством умственных усилий. В разных местах людям пришла мысль изображать животных и себя на стенах пещер и на скалах. Для этого тоже нужно догадаться. В этом искусстве древние (в Европе и на Урале) не уступали нашим современникам. Вот как характеризует рисунки древних археолог В.А. Ранов: «Исполнение некоторых рисунков поражает своим совершенством. Такие красочные, выразительные, написанные со знанием натуры картины вполне могли украсить любой современный вернисаж. Смотришь на эти картины, написанные в эпоху расцвета палеолитического искусства (15...10 тыс. лет тому назад), и трудно понять, как можно сделать такой шедевр, не заканчивая художественной академии, не имея ни кисти, ни палитры, и не на бумаге или холсте, а на неровной стене пещеры при колеблющемся свете примитивного факела или лучины! Уму непостижимо!».

Однако мозг человека тогда ещё не был достаточно «наполнен» информацией. В те времена люди не могли правильно понимать явления природы и всё объясняли, как могли, т.е. выдумывали чтобы «снять вопрос». Уже тогда приходили в голову вопросы не только бытового характера. Возникновение таких вопросов и поиск ответов на них – это проявление высокой работы мозга, начал абстрактного мышления.

Важно отметить, что мозг человека способен к познанию окружающего не только для выживания в среде своего возникновения из животного мира. (По-видимому, у животных это именно так). Мозг имеет «запас возможностей ума для большего познания» и способен: считать, умножать, логарифмировать, интегрировать, понять законы квантовой физики, постичь теорию относительности. Некоторые люди запоминают все слова в многостраничной книге до каждой запятой, другие помнят, что они ели и делали в любой день своей жизни, третьи могут в уме извлекать корни из пятизначных и ещё больших чисел и т.п. Такие способности нашим предкам для их жизни были не нужны, но конструкция их мозга обеспечивала проявление этих способностей в будущем, при накоплении знаний. Как объяснить, почему образовалась такая возможность?

К 20-му веку человек открыл и освоил основные законы нашего мира – макромира. Эти законы не всегда очевидны, но «укладываются» в голове человека, он может понять и принять их т.к. он сам возник и сформировался, находясь в сфере их действия, и зачастую может наглядно представить их себе. Это законы классической физики, которые действуют в нашей природе и которая, в свою очередь, изучается естественными науками. Основой естественных наук являются законы физики. Наряду со специфическими законами этих наук они создают понимание нашей природы и объясняют природные явления в нашем мире. Так был познан и продолжает познаваться наш мир – макромир.

Но за счёт «запаса ума» человек открыл и изучает те глубины и свойства Природы (Вселенной), в которых действуют другие законы – это микромир, мир околосветовых скоростей и очень больших масс, сила притяжения которых удерживает испускание света и искривляет пространство. Так, в квантовой физике установлено, что в некоторых случаях частицы проявляют себя как волны, т.е. поток частиц вызывает явление, которое может быть объяснено, если этот поток рассматривать как волну. Получается, что частицы в движении могут иметь корпускулярные и волновые свойства. С точки зрения нашей логики так не должно быть. Но оказалось, что только так можно объяснить это явление.

При скоростях тел близких к скорости света замедляется скорость течения времени (парадокс близнецов), увеличивается (и стремится к бесконечности) масса и сокращается длина этого тела. Большинство небесных объектов имеют такие характеристики, когда законы классической физики не могут быть применены для описания протекающих там процессов. Они объясняются общей теорией относительности, «вобравшей» в себя законы классической физики. Классические законы оказались приблизительными, но достаточно точными для макромира и поэтому годны для него. На самом деле скорость сближения 2-х тел не является суммой их скоростей, но для скоростей нашего мира этой точности достаточно. Это как площадь водоёма, которую можно считать плоской, хотя на самом деле это часть поверхности планеты.

В монографии американских авторов об общей теории относительности, содержащей 1279 страниц, есть такие строки: «Пространство воздействует на материю, «указывая» ей, как двигаться. Материя, в свою очередь, оказывает обратное действие на пространство, «указывая» ему, как искривляться». Человеку невозможно представить «искривление пространства». С точки зрения «воспитанника» макромира (человека) эти явления микро- и мегамиров противоречат и логике и смыслу, которые присущи нашему миру – макромиру.

Реальности не нашего мира выявляются из анализа математических построений исследуемых объектов и учёным не нужно наглядно представлять изучаемый мир. «Так, известный английский физик-теоретик, крупнейший специалист в теории относительности С. Хоукинг говорит: «Невозможно вообразить четырёхмерное пространство. Я сам с трудом представляю фигуры в трёхмерном пространстве!» (из книги члена-корреспондента РАН, доктора физико-математических наук И.Д. Новикова «Куда течёт река времени?», Москва, МГ,1990). В этой же книге автор рассказывает о его встрече с С. Хоукингом: «Мне почему-то казалось, что математические детали не должны его интересовать, и я вскользь заметил, что опущу их в рассказе. На это он, улыбнувшись, ответил, что это самое важное».

Инструментом изучения законов микромира, а также вопросами пространства-времени и очень больших масс является математика. И без наглядности. Хотя может возникнуть мысль о возможности получения результата как при решении школьной задачи о лесорубах. Но выводы из такого способа изучения подтверждаются наблюдениями в микромире и некоторыми явлениями в космосе. В 2016 году по телевидению сообщили, что было замечено возникновение гравитационных волн, предсказанных теорией относительности. Гравитационные волны, которые можно заметить, возникают при ускоренном движении очень больших масс, а это случается нечасто.

6

Познание процесс постепенный. Когда-то люди не знали, что живут на шарообразной поверхности, что их окружает воздух. Они знали, что есть ветер, сильный и слабый, но не знали (не «доходило»), что это некая среда постоянно окружающая их; по-видимому, понимание пришло с ощущением потока воды при входе в него. (Возможно, так зародилось представление о духах для объяснения многих явлений). Позднее пришло понимание и другого, для наших современников очевидного: течение времени и земное притяжение (до людей со временем «дошло» существование того и другого). Немного похожая аналогия: 200 лет назад не все люди знали, что разговаривают прозой.

Существуют разные уровни знания, диктующие последовательность изучения: невозможно понять извлечение корня без знания умножения. Мыслители древности не знали о существовании магнитного поля Земли. Они не могли бы объяснять неизменность направления магнитной стрелки. Для того времени действительное объяснение этого ими было принципиально невозможно. Однако кто-то из них мог сказать, что природа этого ещё неизвестна, но в будущем станет понятна. И это было правдой, т.к. их мозг был способен понять наши знания о магнитном поле. И было бы неправдой, если такая способность у них отсутствовала, как например, у предшественника сапиенса неандертальца.

Изучение природы человеком можно представить следующим образом: на суше он может внимательно рассмотреть то, что находится вне воды. Для этого нужно взять предмет в руки, разглядеть и ощупать со всех сторон, понюхать, попробовать на вкус, разбить и продолжить исследования доступным ему образом. При этом человек получит верные сведения о предмете на уровне своих знаний. Таким же путём он может изучить то, что находится в водоёме на глубине, позволяющей поднять предмет над водой. Правда, в этом случае предмет, перемещённый на воздух, может изменить свои свойства, что может вызвать несколько искажённое представление о нём. Если достать предмет невозможно по каким-либо причинам, то рассматривать дно и то, что там находится, можно нырянием, а в условиях, исключающих ныряние, можно продолжить изучение шестом. При этом объём и точность полученных знаний сократятся из-за невозможности продолжительного пребывания под водой, а при использовании шеста можно узнать только глубину, твёрдость дна и характер его рельефа. Свойства находящихся там предметов в значительной мере будут менее понятны, чем рассмотренные на берегу. Поэтому полученные знания будут ещё менее полными. На больших глубинах продолжение изучения возможно фалом с грузом до тех пор, пока фал способен выдерживать свой вес и вес груза. Применение фала ещё более сократит получаемые сведения. При дальнейшем увеличении глубины изучение становится невозможным без применения других методов. А если изучающим дно открыть эти методы невозможно? Как предположительно невозможно это сделать неандертальцам. Тогда большие глубины останутся непознаваемыми.

Понимание законов, действующих вне макромира, основывается на сложных математических расчётах и с наблюдениями проявлений действия элементарных частиц и процессами в дальнем космосе. Иногда полученный результат не соответствует нашим представлениям «как оно должно быть». Но многое подтвердилось наблюдениями, значит – расчёты достоверны и поэтому «так там оно и есть», хотя это противоречит нашей логике и кажется каким-то странным искажением. «Современная наука невероятно сложна, а её математический арсенал столь абстрактен, что непосвящённый не может даже вообразить степень сложности всего этого. Для научной работы этим арсеналом надо владеть. В силу многих причин это доступно не всякому» (из книги И.Д. Новикова).

Все наши современники осваивают сложение, умножение, возведение в степень, но не всем «даётся» высшая математика и ещё меньше людей понимают законы квантовой физики и теорию относительности. Науку продвигают наиболее способные к ней и подготовленные для этого. Чем дальше и глубже наука вторгается в неведомое, тем оно сложнее и менее понятно, и всё меньше людей могут изучить и усвоить его. В своей книге И.Д. Новиков пишет: «Надо подчеркнуть, что вычисления очень сложны, и часто за «лесом» длиннющих формул трудно понять, что означают окончательные результаты. Замечу, что в сложнейших современных теориях, наверное, самое трудное – это понимание физической сути того, что получается в результате вычислений». То есть результат вычислений, касающихся текущих процессов не в макромире, для понимания нужно перевести в понятия макромира и на его язык? Не возникает ли здесь сомнение?

Если древние мыслители просто не знали того, что они могли постичь, то сейчас, «ощутив» законы не нашего мира, можно предположить, что современные учёные подошли к границе способностей человеческого мозга вообще, т.е. границе способностей к дальнейшему познанию даже лучшими умами. Наш мозг возник и развился в нашем мире – макромире, имеющем свои законы. Но в микро- и мегамирах проявляются другие законы, противоречащие логике, с которой мы понимаем наш мир. Возникают вопросы: способен ли мозг человека понять те законы и условия, где действует другая логика? (Вернее перестаёт работать наша логика). Какие есть основания для такого понимания? Может ли быть в Природе (Вселенной) что-то существующее, чего не может познать наш мозг? Почему этого сущего не может быть? Неужели наш мозг так универсален? За счёт чего ему присуща такая универсальность?

Природа (Вселенная) шире, глубже, объёмнее, проявляет большее разнообразие, чем может представить себе человеческий мозг – это доказывается наличием «странных» законов не макромира, чуждых условиям возникновения и развития нашего мозга. Мозг человека – это часть Природы (Вселенной). Поэтому его способности имеют границы, определённые той частью, в которой мозг возник и развился. «Странным» законам наш мозг не соответствует. И это естественно. Предположение о том, что структура мозга конструктивно изменяется, развивается и совершенствуется в процессе существования и развития человечества (и отдельного человека) противоречит современной генетике.

За границами макромира Природа (Вселенная) есть то сущее, что человек может познать только посредством математики, а это уже сужает её познаваемость. (Аналогично сужению знаний о свойствах предметов с увеличением глубины их залегания). При этом требуется ещё осмыслить полученный результат, т.е. понять его «по-человечески». Возможно ли это без искажения «той» действительности?

Из начальных математических сведений можно сделать логический вывод: сумма любых положительных чисел, не равных нулю, всегда больше любого из этих чисел. Но сумма всех положительных чётных и всех положительных простых чисел не больше каждого из этих слагаемых. Наверно математики это как-то принимают и объясняют, но по нашей человеческой логике это странно. Математика основывается на логике, понимаемой и принимаемой человеком, но в этой крайности понимание затруднено (это ещё слабо сказано). Получается, что там исчезают понятия «больше», «меньше», а это за границей действия нашей логики в математике. Там другая логика? Если действительно другая, то...

Для углубления взгляда на вопрос происхождения жизни представим, что появилась возможность расположить атомы в пространстве точно так же как они расположены в живой клетке. Будет ли эта созданная конструкция живой, способной к размножению и эволюции? Ответ «да» свидетельствует о материалистическом понимании живого и этим проблема происхождения в принципе решается. Ответ «нет» вызывает вопрос: «чего ещё не хватает?». На него уже давно есть ответ: «необходима «жизненная сила», исходящая от создателя», т.е. от бога. В этом случае проблема тоже решается, и думать над этим дальше не требуется.

Но ответ может быть и таким: «необходимо ещё нечто такое, чего постичь человеческий мозг не в состоянии в силу своей ограниченности к познанию». Если такой ответ допустим и соответствует действительности, то мы никогда не узнаем всей полноты устройства живого. Для этого нужна другая конструкция аппарата мышления, другой мозг, если это вообще возможно.

Достоверно неизвестно возможно ли соединение атомов в такую конструкцию, которая бы могла стать аппаратом мышления, способным к более широкому и глубокому и даже к абсолютному познанию всего сущего в Природе (Вселенной). Вероятнее всего это неосуществимо, т.к. природа сил, связующая атомы, ограничивает разнообразие конструкций из них. Поэтому возникновение и существование такого аппарата может быть принципиально невозможным.

Человеческий мозг состоит из конечного числа элементов и связей между ними. Наделять его как аппарат мышления безграничными возможностями не материалистично и ведёт к идеалистическому пониманию его работы.

7

Как-то так получилось, что человек имеет «запас ума». В то же время часть живых существ по сравнению с людьми имеют «расширенные» способности для восприятия среды. Это нюх и слух у собак, зоркость птиц, способность воспринимать ультразвук у летучих мышей, разное у насекомых. Из-за разной степени отражения ультрафиолетовых лучей белыми цветами пчела видит эти цветы разноцветными, но какими – нам не дано знать. Конрад Лоренц в своей книге рассказал о собаке, которая «...могла при помощи «телепатии» точно определить, кто из моих гостей действует мне на нервы и когда именно. Ничто не могло помешать ей наказать такого человека, что она неизменно проделывала... Особой опасности всегда подвергались авторитетные пожилые джентльмены, которые в разговоре со мной занимали позицию: «Вы ведь слишком молоды...». Я никогда не мог понять, как всё это случается – собака лежала под столом и не видела лиц и жестов сидевших вокруг него. Как она узнавала, с кем именно я разговаривал и спорил?»

Там же К. Лоренц пишет: «Попугай говорил «доброе утро» и «добрый вечер» абсолютно кстати. Когда гость поднимался, чтобы откланяться, птица изрекала: «Ну, до свидания». Это говорилось лишь в том случае, если посетитель действительно должен быть уйти. Нам ни разу не удалось заставить птицу высказаться, если мы только имитировали прощание». Возможно, люди когда-то тоже имели способность чувствовать настроение и намерения других, но обретя речь, утратили её. А может быть и сейчас люди издают такие сигналы, но уже не воспринимают их?

Выше было сделано предположение об ограниченности познавательной способности человеческого мозга и приводились основания для этого. Считаю эти основания вескими. Ограниченность способностей – это отсутствие возможности у мозга узнать и понять существование чего-то существующего в т.ч. течение процессов. Человек имеет «запас ума» и это позволило ему «выйти» за пределы макромира. Почему невозможна реализация другого – человек не способен понять нечто, хотя оно и существует вокруг него и даже в нём?

В давние времена всё непонятное относили к проявлению божьей воли – сам Ньютон искал замысел бога. Материалисты надеются на будущие открытия. Но если дошли до границы познавательной способности, то в дальнейшем можно будет только изучать и углублять знания до этой границы, а за ней всё останется неизвестным. Это предположение кто-то может воспринять как оскорбительное для человека. До сих пор происхождение человека из животного мира многие считают оскорбительным – человек горд. А если за этой границей есть что-то, оказывающее влияние на весь живой мир? Подозрения для этого есть.

К ним можно отнести: способность перелётных птиц знать маршрут над морем и ночью, т.е. без ориентиров. По каким ориентирам мигрируют лососи и угри в океане к месту своего рождения? Почему киты иногда выбрасываются на берег? Почему лемминги, хотя и переходят реки, но стремятся к морю? Если их влечёт солёная вода, то откуда им знать, что она солёная? Почему стаи саранчи после стоянки сохраняют движение в том же направлении? Р. Шовен рассказал о своём опыте с личинками саранчи: «зелёная личинка, заключённая в бутыль среди массы чёрных личинок, также чернеет; если провести этот опыт в темноте, то она останется зелёной. Не только зрительные ощущения ответственны за перестройку; здесь замешаны, как явствует из последующих опытов, также усики». Возможно, что-то учёным уже стало понятным, но...

Движущиеся электроны создают электрическое поле. Это поле человек может определить и поэтому мы знаем, что оно есть. На этом поле основана современная цивилизация. (Древние были бы поражены, что такая (!) цивилизация основана на таком незаметном явлении). По аналогии можно допустить, что живая клетка тоже создаёт нечто вроде «поля», но люди его уловить и понять не могут, т.к. это вне их способностей по причинам, указанным в пункте 6. Это допущение не противоречит уровню современных знаний и многое объясняет.

Люди знают и изучают непонятные явления, но некоторые из них наука объяснить не может много лет. Поскольку такие явления существуют, то вариантом объяснения их может быть следующее: мы, люди и остальной живой мир, подвержены влиянию глобальной сети, образованной клеточными элементами этого «поля». Или просто некоего поля, не поддающегося нашему пониманию и оказывающему влияние на всё живое. Этот вывод сделан на основании существования непонятных явлений в жизни живых существ и логических рассуждений. Доказать существование этого «поля» или отсутствие его можно только открыв достоверные причины непонятных явлений, если это возможно. Если деление клетки происходит тогда, когда она не готова к этому не только у амёб, то возникает мысль о жёстком управлении этим процессом в организмах со стороны создателя всего живого – Соляриса. А больше некому! Правда он не совсем умён, но может быть недооценён в пункте 1? Или имеет разум другой направленности, не во всём соответствующий человеческому разуму.

Какова степень влияния этого «поля» на разные виды и отдельные организмы? Может быть, можно судить об этом по отклонениям от «стандартного» поведения организмов и их групп, предполагая, что «стандартное» осуществляется ими самими, а отклонение волей извне. Или наоборот. Возможно, посредством этой сети Солярис поначалу управлял всем живым, но с развитием и усложнением организмов некоторые из них приобрели какую-то самостоятельность. Организмы пытаются проявить её, что не всегда соответствует «установке» Соляриса. Чем совершеннее организм, тем в большей степени он стремится проявить свою волю, причём противоречия возникают и между организмами и между группами организмов. Какой-то уровень несоответствия «установок» и воли организмов проявляется как непонятные явления; зачастую они непредсказуемы. Может быть события, возникающие, как говорят, «на пустом месте», являются следствием такого несоответствия. Есть ощущение, что всё живое как-то взаимосвязано и отчего-то зависит. Поэтому жизнь – это борьба и особенно в человеческой среде.

Возразят, что всё давно и тщательно изучено, многократно проверено в разных научных организациях, но ничего подозрительного не найдено. Считается, что если не найдено, то и нет ничего. Так можно заявить, если есть абсолютная уверенность, что человеческий мозг может постичь всё, что есть в Природе (Вселенной) и он является абсолютным инструментом познания. Полагать так, значит считать, что мозг человека универсален в познании всего, даже того и там, где человеческая логика неприемлема. Считать наш мозг инструментом познания вообще всего, что есть в Природе (Вселенной) нет оснований.

Предполагается, что история людей должна развиваться поступательно прогрессивно, с возможными отклонениями и упадками, но обязательно дальше, выше, к совершенству. Человек далеко обогнал всех живых существ по всем вопросам развития и существования. В этом смысле он действительно вершина мироздания. Поэтому возникла вера в безграничные человеческие способности.

 

Все предположения основаны на существующих фактах и рассуждениях, направленных для объяснения непонятных явлений в живом мире. Строгого доказательства нет, но есть основания, соответствующие современным научным представлениям. Рассмотреть изложенные предположения специалистам необходимо, т.к. непонятные явления в живом мире известны давно и являются основанием для идеалистических представлений. Отказ от рассмотрения равносилен уходу от действительности. Благодарю за внимание.

 

Дата публикации:

6 марта 2017 года

Электронная версия:

© НТБУ. Человек и общество, 1999